Наверх
aplana +7 (495) 710-75-80
Инфо-центр
Есть вопросы?
Закажите обратный звонок
или пришлите заявку!
04.06.2014

Аутсорсинг тестирования ПО набирает обороты

Рынок аутсорсинга услуг тестирования ПО развивается стремительно. Это очевидно как по росту числа игроков, так и по меняющемуся уровню зрелости заказчиков. Петр Можаев, исполнительный директор компании «Аплана», представил актуальный срез состояния отрасли. Выводы основаны на многолетнем опыте компании – одного из лидеров в сфере ИТ-консалтинга, тестирования ПО и заказной разработки.


CNews: Как вы можете охарактеризовать российский рынок аутсорсинговых ИТ-услуг?

Петр Можаев: Рынок аутсорсинговых услуг демонстрирует положительную динамику. Это заметно по увеличению объема работ у наших постоянных заказчиков, а также по возрастающему из года в год количеству запросов на аутсорсинговые услуги. Повышается спрос на услуги, связанные с сопровождением информационных систем, разработкой ПО для мобильных платформ, не теряют актуальности задачи, связанные с контролем качества ПО.

Если говорить о требованиях со стороны заказчиков, то коренных изменений не произошло. Однако организаций, предлагающих аутсорсинговые услуги, сейчас на рынке действительно немало, причем как крупных игроков, так и совсем небольших компаний, ориентированных на предоставление какой-либо одной конкретной услуги, и из-за высокой конкуренции все чаще и настойчивей от заказчиков звучат требования о снижении стоимости услуг. О повышении качества как о конкурентном преимуществе, конечно, тоже говорится, но в подавляющем числе случаев ключевым критерием является именно стоимость. Думаю, в ближайшее время эта тенденция сохранится.

Назову еще один заметный тренд: сегодня заказчики стремятся привлекать не одного поставщика услуг, а сразу несколько компаний, конкурирующих друг с другом. Такой подход является своеобразной защитой от монополии исполнителя.

CNews: Меняется ли с течением времени стиль вашей работы?

Петр Можаев: В нашем бизнесе успех во многом зависит от людей, непосредственно выполняющих проекты, от их знаний и опыта. Мы уделяем огромное внимание подготовке сотрудников, повышению их квалификации. В частности, три года назад в «Аплане» был создан собственный центр обучения. Мы определили базовую образовательную программу, которую проходит каждый сотрудник. Это позволяет нам гарантировать клиентам высокий уровень сервиса.

Кроме того, мы расширяем наши компетенции в области нагрузочного и автоматизированного функционального тестирования. В прошлом году «Аплана» начала оказывать услуги по автоматизированному функциональному тестированию ПО для мобильных устройств. Мы расширили линейку инструментальных средств, используемых при выполнении проектов.

CNews: В чем вы видите специфику рынка аутсорсинговых услуг тестирования ПО?

Петр Можаев: На рынке появилось большое число новых поставщиков услуг тестирования. Это индикатор того, что рынок весьма перспективен. Если еще пару лет назад наша компания имела трех прямых конкурентов, то сейчас таковых более десятка. Это явный признак того, что у рынка есть потенциал роста. Число запросов на наши услуги также значительно возросло.

Заказчики уже формулируют задание не так, как раньше, расплывчато и неконкретно: «Я хочу отдать тестирование на аутсорсинг». Они обращаются к поставщику услуг с четкими запросами, например: «Необходимо провести нагрузочное тестирование такой-то системы» или «Нужно обеспечить процесс регрессивного функционального тестирования, объем функционала четко определен, график выхода релизов задан». Заказчики, как и мы, развиваются и становятся более зрелыми.

Косвенным подтверждением увеличения спроса на аутсорсинговые услуги может служить изменение численности сотрудников компании. Сегодня у нас в штате более двухсот сотрудников, тогда как семь лет назад их было всего 25. Только за последние три года их количество выросло в полтора раза.

CNews: Какие факторы влияют на развитие отрасли?

Петр Можаев: Исторически так сложилось, что нашими основными клиентами являются предприятия финансовой сферы. Это «Сбербанк», ВТБ24, «Газпромбанк», Национальный расчетный депозитарий, Центральный Банк РФ и другие. Поэтому тенденции в этой сфере отражаются и на нас. Например, известно, что доля пользователей, предпочитающих онлайн-режим общения с финансовыми учреждениями, постоянно увеличивается. Любой сбой в приложениях, обеспечивающих функционирование каналов дистанционного обслуживания клиентов, вызывает негативную реакцию со стороны пользователей и зачастую предается широкой огласке, что в свою очередь несет ущерб репутации финансовой организации, не говоря уже об упущенной выгоде.

Разнообразие современных средств коммуникации (речь идет в первую очередь о планшетах и смартфонах) также приводит к необходимости тщательной проверки работоспособности программного обеспечения на максимально возможном количестве аппаратно-программных платформ, что увеличивает потребность в услугах контроля качества.

В последнее время мы отмечаем существенный рост запросов, связанных с автоматизированным тестированием мобильных приложений. А ведь еще три года назад редкий клиент обращался с запросом ручного тестирования мобильных приложений, не говоря уже об автоматизированном функциональном и нагрузочном тестировании.

Нельзя не упомянуть и модное облачное направление: все чаще клиенты требуют, чтобы тестирование проводилось на аппаратных мощностях поставщика услуг. На сегодня пока еще превалирует доля проектов, выполняемых на территории заказчика. Это обусловлено как внутренними требованиями безопасности заказчиков, так и невозможностью обеспечить удаленный доступ к собственной инфраструктуре.

CNews: Что, по вашему мнению, тормозит развитие направления?

Петр Можаев: Нечасто, примерно в одном случае из пяти, нам задают такой вопрос: «Зачем вообще тестировать ПО, если разработчик, выпуская приложение, уже проводит необходимые испытания?». Важно понимать, что для разработчика тестирование не является основной деятельностью. К тому же тестировщики компании-разработчика к моменту передачи ПО заказчикам уже страдают «синдромом замыленного глаза»: они видели софт на этапе альфа- и бета-тестирования. Для них это уже просто хорошо знакомая программа, они не могут посмотреть на нее свежим взглядом и оценить удобство использования.

Петр Можаев: Передавая работу по тестированию ПО на аутсорсинг, клиент получает мнение независимого арбитра – это весомый аргумент в общении с поставщиком программных продуктов

Поставщик аутсорсинговых услуг в данном случае выступает одновременно фильтром на пути от разработки софта к его промышленной эксплуатации и независимым экспертом, оценивая ПО в тот момент, когда разработчик считает, что оно готово к передаче заказчику. Как показывает опыт, разработчик слишком оптимистичен, а заказчик крайне требователен. Использование аутсорсинга фактически позволяет избежать конфликтов между разработчиками ПО и заказчиками.

CNews: Какие выгоды получает заказчик, передавая работу по тестированию ПО на аутсорсинг?

Петр Можаев: Тестирование само по себе позволяет осуществлять контроль того, что приложение работает в соответствии с заданными требованиями. Привлечение специализированной компании обеспечивает необходимый клиенту уровень сервиса и способно снижать затраты, особенно когда речь идет об автоматизации процессов контроля качества. Но основная выгода, пожалуй, заключается в том, что клиент получает мнение независимого арбитра. Это весомый аргумент в общении с поставщиком программных продуктов, даже если речь идет о внутренних разработках.

CNews: Как можно оценить эффективность подобных проектов?

Петр Можаев: Приведу очень простой пример. Допустим, речь идет о компании, которая занимается грузоперевозками. Основная ее задача – грамотно выстроить логистику, что обеспечивается в том числе специализированным ПО. Если в этом софте произойдет сбой, компания понесет существенные потери. Оценить их позволит договор с клиентом, регламентирующий сроки доставки грузов и размеры штрафных санкций. Если сроки доставки срываются, компания в лучшем случае недополучает прибыль, в худшем – платит штраф, а это уже прямые потери.

Если неработоспособность ПО в течение нескольких минут способна принести организации убытки в сотни тысяч, а то и миллионов долларов (например, в случае «падения» платежной системы в крупном банке), то цена вопроса становится слишком высокой, чтобы пренебрегать контролем качества ПО и услугами аутсорсинга.

CNews: В чем может быть причина неудач проекта?

Петр Можаев: Уверенность заказчика в том, что привлечение аутсорсера полностью избавит его от участия в процессе контроля качества. Вовлеченность в проект специалистов заказчика необходима. При тестировании ПО необходимы консультации разработчиков, аналитиков, помощь в анализе того или иного поведения системы. Безусловно, степень участия заказчика будет значительно меньше, чем если бы он сам полностью выполнял работы, но она отнюдь не равна нулю.

CNews: Расскажите о наиболее распространенных видах тестирования ПО, имеющихся сегодня на рынке.

Петр Можаев: Существует достаточно много классификаций видов тестирования. Мы выделяем три вида: ручное функциональное, автоматизированное функциональное и нагрузочное тестирование. Если речь идет о ручном функциональном тестировании, то обычно подразумеваются следующие работы: анализ требований заказчика, подготовка тестовых сценариев и тестовых данных, собственно проведение тестирования; сюда же включаются регистрация и анализ дефектов, а также подготовка отчетности. Далее все это может повторяться в виде итерационного процесса. Иначе говоря, мы запускаем новый цикл тестирования одного и того же ПО каждый раз, когда выходит его новая версия.

Проект нагрузочного или функционального тестирования во многом похож на классическую разработку ПО. Мы разрабатываем техническое задание, в котором описываем требования к системе, определяем функциональность, которая должна быть покрыта тестами. Функциональное тестирование подразумевает выполнение последовательности действий, подлежащих автоматизации, а нагрузочное – цепочки операций, которые необходимо эмулировать в ходе нагрузочных испытаний. Далее мы разрабатываем необходимые скрипты и сценарии. Заказчик получает не просто отчет, но и саму систему автоматизированного функционального либо нагрузочного тестирования, то есть отдельное ПО, которое может использоваться в дальнейшем в проектах, реализуемых как с нашей помощью, так и силами сотрудников заказчика.

CNews: На чьей стороне исправление ошибок, выявленных при тестировании софта?

Петр Можаев: Обычно этим занимается разработчик ПО. Но поскольку у нас есть подразделение, оказывающее услуги сопровождения и разработки ПО, мы также способны самостоятельно исправлять ошибки, если заказчик того пожелает. Это отдельная самостоятельная услуга.

CNews: Какова экспертиза компании «Аплана»?

Петр Можаев: На сегодня в тестировании ПО «Аплана» оказывает практически весь спектр услуг. Мы начинали с ручного функционального и нагрузочного тестирования, затем в арсенале появилась услуга автоматизированного функционального тестирования. Кроме того, два года назад компания начала оказывать услуги по сопровождению информационных систем. В текущем году мы выделили данное направление в отдельное подразделение, поскольку объем таких услуг значительно вырос. Мы рассчитываем, что рост объема оказываемых услуг в данном направлении будет даже выше, чем в направлении контроля качества.

Помимо центра тестирования и центра сопровождения, в компании функционирует центр консалтинга. Речь идет именно об ИТ-консалтинге, который связан с проектированием процессов разработки и сопровождения информационных систем, внедрением специализированных инструментальных средств для обеспечения этих процессов. Наши услуги в рамках данного направления весьма востребованы, «Аплана» является одним из сильнейших игроков на российском рынке. Мы первыми в России внедрили линейку инструментов IBM Rational Jazz для управления процессом разработки, начиная от управления требованиями и заканчивая управлением дефектами. Этот проект получил название «Фабрика разработки» и был выполнен в интересах Сбербанка России. Сегодня разработанное решение успешно функционирует.

CNews: О каких еще интересных проектах компании можете рассказать?

Петр Можаев: С группой компаний «Транзас» – петербуржским разработчиком решений для оборонной отрасли, систем морской и аэронавигации – мы сотрудничали в проектах сопровождения и доработки ПО. Уникальность проекта заключалась в следующем: разрабатывался набор Java-библиотек для операционных систем, не известных широкому кругу пользователей. В частности, это ОС «Заря» на базе платформы Linux. Для нас это был первый опыт, а потому особенно приятно, что наша компания успешно справилась с этой задачей.

CNews: Как вы оцениваете потенциал рынка, на котором осуществляете деятельность?

Петр Можаев: Конкуренция на финансовом рынке усиливается: время вывода новых продуктов (time-to-market) постоянно сокращается. Все хотят друг друга опередить, успеть раньше всех предложить рынку новый интересный продукт. При этом качество такого продукта обязательно сразу же должно быть высоким. И качество приложений, обеспечивающих предоставление банковского продукта, также должно быть высоким. Поэтому без тестирования никак не обойтись. Не стоит забывать и о крупных государственных проектах, связанных с разработкой и внедрением самого разного ПО. Эти проекты также требуют контроля качества ПО.

CNews: Каковы планы компании «Аплана» на ближайший год?

Петр Можаев: Сегодня ощутима тенденция сокращения издержек поставщиков услуг. Это вызвано тем, что определяющим критерием выбора поставщика была и остается стоимость услуг. Мы планируем открывать региональные представительства, чтобы сократить наши собственные затраты и иметь возможность обеспечивать конкурентную стоимость наших услуг.

  • Юлмарт
  • МТС Банк
  • Сбербанк
  • Центральный банк Российской Федерации
  • Хоум Кредит энд Финанс Банк
  • Sanofi
  • Филип Морис Интернэшнл
  • Спутник
  • ВТБ 24
  • ДжиИ Мани Банк
  • Альфа-Банк
  • Эльдорадо
  • Procter&Gamble
  • Газпромбанк
  • Ренессанс Жизнь
  • Мегафон
  • Райффайзенбанк
  • ТрансКредитБанк
  • ОТП Банк
  • МТС
Система Orphus