Наверх
aplana +7 (495) 710-75-80
Инфо-центр
Есть вопросы?
Закажите обратный звонок
или пришлите заявку!
01.06.2012

Андрей Хлызов: «Фабрика разработки – это индустриальный подход»

Андрей Хлызов

Андрей Хлызов, управляющий директор блока ИТ Сбербанка России
Родился в 1960 г. Закончил Московский физико-технический институт, Военную академию химической защиты и Академию народного хозяйства при Правительстве РФ. Работал в ВЦ авиационного завода, в системе Вооруженных Сил (ВЦ, научные организации, управленческие структуры). С 1997 г. работает в Сбербанке РФ. Хобби - горные лыжи и силовые упражнения.


«Банковские технологии»: Андрей Григорьевич, что было самым интересным в этом проекте лично для вас?
Андрей Хлызов: Две вещи для меня лично оказались знаковыми. Дело в том, что аналогичный проект банк пытался сделать много лет назад и тогда проект, можно сказать, «разбился о быт». Поэтому когда я ставил цели перед проектом в этот раз, у меня были серьезные сомнения в том, что он получится. И когда в конце концов все заработало, я был в определенной степени удивлен. Почему? Потому что разработчики - люди непростые и работать в индустриальной среде не очень любят. А в ходе реализации собственно проекта самым удивительным для меня стало то, что по одной из наших самых критикуемых бизнесом систем удовлетворенность бизнес-подразделений, которые являлись нашими заказчиками, повысилась в разы.

К этой системе у нашего бизнеса были серьезные претензии, поэтому мы решили начать именно с нее. Проведя в ней серьезные изменения, исправив ряд ошибок, внедрив определенный инструментарий, мы получили совершенно потрясающее изменение отношения бизнеса к системе. Вот это действительно было интересно.

«Б. Т.»: Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте.
А. Х.:
«Фабрика разработки» включает в себя три ключевые составные части. Первая часть - это определенная методология и технология работы всех участников процесса - от бизнес-подразделений до службы эксплуатации. Вторая - это правильное ресурсное обеспечение производства аналитиками, разработчиками, тестировщиками. Третья часть - это инструментарий от компании IBМ, который поддерживает весь жизненный цикл создания информационных систем.

Почему возникла необходимость в этом проекте? Причина проста - в автоматизированных системах банка было довольно значимое количество ошибок. Когда мы проанализировали причины их возникновения, стало очевидно, что ключевых причин две.

Во-первых, это неэффективная постановка задачи и слабая проработка ее аналитиками, а во-вторых, это недостаточно высокий уровень тестирования из-за плохой обеспеченности ресурсами. В результате по нашим подсчетам около 40% рабочего времени наших разработчиков тратилось на переделку уже разработанных систем. Кроме того, методология всей работы была разрозненной и неструктурированной, не хватало специального инстру-ментария, который бы позволил объединить в единую среду все эти звенья.

Собственно для выбора этого инструментария мы провели конкурс и остановились на продуктах компании IBM. На тот момент времени, - а я думаю, что и сегодня ситуация мало изменилась, - это был единственный набор продуктов, который функционально закрывал все наши потребности с точки зрения поддержки целостности всего жизненного цикла производства ПО. После того как были выбраны программные средства IBM Rational, мы привлекли к сотрудничеству одного из наиболее компетентных в этой области, как я считаю, партнера - компанию «Аплана».

Была сформирована проектная команда из сотрудников банка, специалистов «Апланы» и компании IBM, и мы выбрали несколько автоматизированных систем - это были системы внутренней разработки класса corebanking, с которых надо было начинать. Были поставлены основные цели проекта - количество ошибок должно быть снижено на 30% (кстати, на текущий момент эта планка уже взята - количество ошибок снижено почти на 40%), производительность разработок повышена на 30%, скорость вывода продуктов и уровень удовлетворенности заказчиков максимально увеличены.

Когда мы увидели первые результаты по выбранным системам, стало понятно, что мы идем в правильном направлении. Было открыто тиражирование технологий на другие внутренние разработки. Сейчас все ключевые системы внутренней разработки работают в технологиях «Фабрики».

«Б. Т.» Насколько «Фабрика» уникальна как проект для нашего рынка банковских технологий?
А. Х.:
Проект действительно уникален. Прежде чем приступить к его разработке, я изучил опыт и зарубежных банков, и крупных софтверных компаний, поэтому могу с полной уверенностью сказать, что только в исключительных случаях можно встретить автоматизированный полный замкнутый цикл производства, подобный тому, что мы создаем для себя. Только здесь реализован полный жизненный цикл автоматизированных систем - от начала до конца.

И это принципиальная особенность Сбербанка. Я думаю, что если бы мы этого не сделали, у нас были бы огромные проблемы. Масштаб изменений банка сейчас таков, что неиндустриальными методами работать просто нельзя.

«Б. Т.»: Не было ли сложностей с решением IBM Rational, ведь известно, что эти продукты на российском банковском рынке внедрялись впервые полностью - в вашем банке?
А. Х.:
Что касается сложностей… Да, мы знали, что у продукта (семейство продук-тов IBM Rational), который мы выбрали, есть определенные особенности и недостатки, как, кстати, и у любого другого продукта. Мы прекрасно понимали, что продукт новый, а проект уникальный, поэтому в нем будут непредвиденные сложности. Но поскольку все участники проекта изначально были ориентированы на результат, все получилось. Мы с самого начала осознавали его уникальность, поэтому настрой был на командную, совместную работу.

«Б. Т.»: Какова численность коллектива, который сейчас занимается собственно разработками в банке?
А. Х.:
Около тысячи. Число пользователей «Фабрики» гораздо больше, к концу этого года их будет несколько тысяч. И это будут не только сотрудники банка, но и наши основные партнеры по банковским системам.

«Б. Т.» А как «Фабрика разработки» будет взаимодействовать с недавно созданной компанией «Сбербанк-Технологии»?
А. Х.:
«Фабрика», как я уже говорил, - это прежде всего ресурсное обеспечение, методология и инструментарий. Эти составляющие находятся как внутри самого банка, так и внутри «Сбербанк-Технологий». Со стороны банка есть бизнес-заказчики, которые ставят задачи, со стороны «Сбербанк-Технологий» есть аналитики, которые формируют функциональные требования. Такой подход позволяет эффективно использовать все ресурсы, которые есть и в банке, и в компании. Речь идет о создании единой технологической среды.



Если говорить о задачах 2012 г., мы планируем в рамках «Фабрики 2.0» привлекать дополнительные ресурсы - а это различные софтверные компании, которые будут задействованы для решения общих банковских задач. Сейчас при тестировании, например, мы активно пользуемся аутсорсинговыми ресурсами, и несколько компаний уже работают с нами. Таким образом, у «Фабрики 2.0» больше возможностей, чем у любой из участвующих в ней сторон по отдельности. В отношении дочерней компании «Сбербанк-Технологии» у нашего банка есть по-нятная стратегия. Мы хотим, чтобы эта компания стала технологическим центром для фи-нансовых организаций страны.

Думаю, что уже со следующего года компания сделает первые шаги на рынке в этом направлении. И я уверен, что она успешно сможет предоставлять любой банковской структуре услуги по созданию систем и в нашей стране, и за границей.

«Б. Т.»: В январе 2012 г. подразделения Сбербанка, где была внедрена «Фабрика разработки», получили сертификат CMMI for Development Level 2(Capability Maturity Model Integration). С какой целью это было сделано?
А. Х.:
Еще в марте 2007 г. процессы служб автоматизации Сбербанка были серти-фицированы на соответствие Международному стандарту ISO/IEC 20000:1-2005, и я принимал в этом непосредственное участие. В 2010 г. систему управления проектами Сбербанка мы сертифицировали по IPMA Delta - это европейский стандарт управления. Третья сертификация была по CMMI.

Изначально перед проектом такая задача не стояла. Но когда я убедился в успехе «Фабрики разработки», была поставлена новая задача - полу-чить оценку по CMMI. Из пяти возможных уровней мы получили второй, который называется «Управляемый». К сожалению, временные рамки не позволили нам получить третий уровень. В этом году, я уверен, мы его получим.

Сейчас у нас в разработке план по подготовке к этому переходу. CMMI - это своего рода знак качества, который говорит о том, что в организации процессы построены правильно. Для многих зарубежных компаний получение этого сертификата является единственным способом стать поставщиком программного обеспече-ния. Любая сертификация, конечно, преследует несколько целей.

Во-первых, это возможность определить, на каком уровне проект или компания сейчас находится, как ее оценивают международные организации. Во-вторых, уровень сертификации задает вектор дальнейшего развития проекта или компании. Например, сейчас нам для того, чтобы получить третий уровень, надо глубже разработать уже имеющиеся процессы и добавить целый ряд других, которые требуются для нормальной индустриальной организации, занимающейся разработкой.



«Б. Т.»: Планируется ли технологии «Фабрики» тиражировать в региональ-ные филиалы Сбербанка?
А. Х.:
Мы это уже делаем. Ряд компаний, с которыми мы работаем, территориаль-но распределены, и они уже находятся в нашей единой технологической среде. Кроме того, у нас есть Управление развития платформы «Дуэт», которое занимается развитием внешних систем. Его подразделения расположены в Санкт-Петербурге, в Перми, в Екатеринбурге и еще нескольких городах. И когда мы говорим о тиражировании «Фабрики» в территориальном смысле, мы говорим в том числе и об этих подразделениях. У нас стали появляться дочерние компании, например, в Минске. Они также будут работать в технологии «Фабрики разработки».

«Б. Т.»: Какие проекты находятся сейчас в приоритете «Фабрики»? Какие задачи перед ней стоят?
А. Х.: 
За счет запуска «Фабрики» мы планируем добиться снижения числа дефектов по системам IBSO и Х-Bank на 15% и увеличить производительность систем тоже на 15% к концу этого года. Вторая серьезная задача - доработка системы «Филиал-Сбербанк» по обслуживанию розничных клиентов, это часть платформы «Салют». До сих пор эта система у нас не полностью покрыта технологиями «Фабрики». До середины 2012 г. мы планируем это сделать.

В результате мы получим полноформатный готовый продукт собственной разработки и, надеюсь, значительный результат по снижению в нем количества дефектов. Сейчас система устанавливается в Москве, затем она будет тиражирована еще на восемь территориальных банков.

«Б. Т.»: Что, как вам кажется, было самым трудным при внедрении «Фабрики разработки»?
А. Х.:
Убедить людей, которые участвуют в процессе разработки, что это им вы-годно и необходимо. Ведь ужесточались регламенты, людям казалось, что трудозатраты увеличиваются. Но нам удалось пробить плотину недоверия, думаю, отчасти убеждением, а отчасти - благодаря пилотным проектам, масштабному обучению, оперативной реакции специалистов «Апланы» на возникающие технические вопросы. Очень важным фактором также стала серьезная вовлеченность в этот процесс руководства. Проектом интересуется Президент Сбербанка Герман Греф, пристальное внимание уделяет ему старший вице-президент Виктор Орловский, ряд бизнес-подразделений также очень позитивно его оценил.



«Б. Т.»: Что вы считаете стратегически самым главным для этого проекта на данном этапе?
А. Х.:
Первое. Я хочу, чтобы после ввода в промышленную эксплуатацию автоматизированных систем Сбербанка не было обнаружено ни единого дефекта. Чтобы снижение дефектов составляло не 30%, а все 100%! Второе. Я бы очень хотел, чтобы абсолютно все наши заказчики внутри банка были удовлетворены по крайней мере на шестерку по семибальной шкале. И третье - чтобы удовлетворенность разработчиков, аналитиков, тестировщиков, т. е. тех людей, которые производят продукты, на которых работает банк, находилась по се-мибальной шкале на уровне семи. Хочу, чтобы люди, создавая и внедряя информационные технологии, работали с удовольствием.




Михаил Громов, начальник управления организации производственных процессов ЗАО «Сбербанк-Технологии», руководитель проекта «Фабрика разработки»

В начале проекта сразу стало очевидно, что для достижения амбициозных целей, заложенных в него, без сильной и сплоченной команды не обойтись. Мы шаг за шагом создавали лучшую команду, которая имела бы опыт построения ИТ-процессов как в банковской сфере, так и в софтверных компаниях. В результате сейчас в команде «Фабрики разработки» работают сотрудники, которые успешно совершенствовали процессы в организациях 4 и 5 уровня зрелости CMMI, имеют опыт внедрения технологий, признанных лучшими в Европе, владеют гибкими и lean-методологиями.

Интересно было наблюдать, когда при подготовке к оценке по CMMI, люди, встречая друг друга, задавали вопрос «И ты здесь?». Сжатые сроки проекта, масштабы банка, первое в России комплексное внедрение инструмента Rational JAZZ, первая оценка по CMMI в российской банковской сфере по-стоянно ставили перед командой все более масштабные и интересные задачи. Мы понимали трудности, которые стояли перед проектом. Среди них, например, было и сопротив-ление необходимым изменениям со стороны конечных пользователей. Для его преодоления мы предоставляли командам выбор: использовать более традиционные технологии или применять гибкие технологии Agile.

На данный момент основной задачей «Фабрики» является охват все новых и новых систем и тиражирование технологии во вновь открываемые центры разработки. «Фабрика разработки» только в начале пути. В перспективе у нас стоит задача по развитию горизонтальных связей - за счет использования социальных сетей и поиска лучших решений в рамках краудсорсинга.

Дмитрий Ханецкий, руководитель группы по продвижению ПО IBM Rational, IBM в России и СНГ

Известно, что в настоящее время Сбербанк прочно стоит на пути инновационного развития. Банк предпринимает активные шаги в целях улучшения обслуживания клиентов и повышения эффективности работы банка. В современных условиях достижение данных целей невозможно без создания новых сервисов и оптимизации уже существующих. Наша задача заключалась в том, чтобы помочь Сбербанку выстроить этот процесс наиболее эффективно, с использованием новейших технологий, связанных с поддержкой и автоматизацией жизненного цикла создания программного обеспечения и банковских систем.

Благодаря международному опыту IBM в данной сфере, было сформировано комплексное решение на единой платформе Jazz, которое состоит из компонентов, отвечающих за: управление требованиями и их согласование, управление процессом разработки, управление конфигурациями, управление тестированием и контроль качества ПО. Преимущество данного решения состоит в том, что это единая интеграционная платформа, в основе которой лежит принцип коллективной разработки (CLM), обеспечивающий прозрачное взаимодействие всех участников процесса создания ПО на всех этапах жизненного цикла. IBM имеет широкий опыт внедрения данных технологий.

В частности, в качестве примера можно привести уже реализованные проекты в международных банковских группах - Danske Bank Group и CACEIS. «Фабрика разработки» в Сбербанке на данный момент является крупнейшим российским проектом IBM в области создания ПО в банковской сфере.

Владимир Амелин: «Фабрика разработки» - это инвестиция в производство

О том, как на практике осуществлялось взаимодействие команд компании «Аплана» и Сбербанка на проекте «Фабрика разработки», и почему в перспективе доля рынка таких продуктов, как Jazz (CLM), будет увеличиваться, рассказал Владимир Амелин, руководитель проекта «Фабрика разработки» со стороны подрядчика, руководитель отдела Консалтинга компании «Аплана».

«Управление проектом «Фабрика разработки» прошло несколько этапов развития, и граница ответственности команд менялась на протяжении всей его реализации. Если на первом этапе специалисты «Апланы» полностью вели все работы, а Заказчик только уточнял требования, проводил контроль и приемку работ, то в дальнейшем команда Заказчика росла и к концу проекта самостоятельно проводила актуализацию методологии, обучение пользователей, кастомизацию и администрирование системы, оставив на нас работы по интеграции, внедрению нового функционала и решению проблем.

Здесь хотелось бы отметить инициативу специалистов Сбербанка. После окончания проекта схема взаимодействия команд была приведена к наиболее эффективному и зрелому варианту: Заказчик успешно выполняет функции техподдержки первого уровня, мы - второго уровня, вендор - третьего. При запросах на доработку мы получаем уже вполне детальные и качественные требования, приемка проводится силами Заказчика оперативно и профессионально.

Такая организация позволяет достигать отличных результатов при общем количестве участников проекта около трех десятков человек (5 человек - команда Сбербанка, 22 человека - команда «Апланы»). Ясно, что проект нельзя назвать простым. Но я бы разделил сложности на две группы: технические и организационные. Технические являлись следствием новизны платформы, инновационности решений (как, например, интеграция продуктов IBM с HP PPMC) и масштабности, критичности систем.

В ходе проекта была проведена сложная миграция на новую версию уже внедренной платформы в промышленной среде с изменением архитектуры. Это специфические технические задачи и мы с ними успешно справились. Если говорить об организационных сложностях, то это были вполне стандартные проблемы, характерные для проектов такого масштаба. Тем не менее, стартовал проект быстро. Конечно, мы прежде всего базировались на своем опыте успешных проектов внедрения данной платформы в России.

«Фабрика разработки» - это не первый наш проект по созданию распределенной системы управления разработкой на базе Jazz-платформы. Надо отметить, что успех про-екта во многом обусловлен многолетним опытом нашего партнерства со Сбербанком и специалистами IBM. Как известно, IBM - один из немногих вендоров, который использует практику self-hosting при разработке Jazz. Поэтому при прямом общении с командами IBM мы получали необходимые знания и лучшие практики, апробированные на успешных проектах как «снаружи», так и «внутри». Отмечу также, что глобальное сообщество пользователей Jazz растет быстрыми темпами, и мы давно являемся его активными участниками. Естественно, система такой сложности и масштаба требует квалифицированной и максимально оперативной техподдержки. «Аплана» эти услуги предоставляет.

Так как ALM (Application Lifecycle Management)-системы имеют большой потенциал использования, кроме техподдержки очень важен и вопрос их развития, постоянного улучшения и своевременных доработок. Иначе пользователи или будут отказываться от них, или станут использовать функционал фрагментарно, что сведет на нет все полученные ранее преимущества. Разработка ПО - технологически процесс непростой, поэтому и системы, позво-ляющие им управлять, являются разнообразными и сложными. Доля рынка таких продуктов, как Jazz (CLM), постепенно будет расти. На рынке уже сформировалось несколько по-настоящему полных решений, охватывающих весь жизненный цикл разработки ПО. Но, думаю, вряд ли стоит ожидать бурного роста числа таких платформ, ведь развивать и поддерживать их могут только крупные вендоры или хорошо организованное сообщество.

В целом же такого рода проект - это прежде всего инвестиция в производство. В краткосрочной перспективе цели проекта могут быть разные. Но в итоге единый инструментарий управления жизненным циклом и оптимальная методология позволяют перевести производство ПО на новый уровень. А это уже дает толчок бизнесу, который с лихвой окупает инвестиции».


Текст: Агунда Алборова
Журнал «Банковские технологии», №6, 2012 г.

 

 

  • Юлмарт
  • МТС Банк
  • Сбербанк
  • Центральный банк Российской Федерации
  • Хоум Кредит энд Финанс Банк
  • Sanofi
  • Филип Морис Интернэшнл
  • Спутник
  • ВТБ 24
  • ДжиИ Мани Банк
  • Альфа-Банк
  • Эльдорадо
  • Procter&Gamble
  • Газпромбанк
  • Ренессанс Жизнь
  • Мегафон
  • Райффайзенбанк
  • ТрансКредитБанк
  • ОТП Банк
  • МТС
Система Orphus